Календарь:

Выберите событие:

снять все / отметить все
Июль
пн вт ср чт пт сб вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
события за месяц

Симон Ушаков — царский изограф

9 сентября 2015 — 10 января 2016

Лаврушинский переулок, 12, 2-й этаж
СХЕМА ПРОЕЗДА, РЕЖИМ РАБОТЫ

Культурно образовательная программа к выставке
 

В Третьяковской галерее открыта первая в истории монографическая выставка произведений Симона Ушакова (1626–1686) — самого известного русского иконописца XVII века, реформатора, основоположника нового стиля, получившего широкое распространение в творчестве мастеров московской Оружейной палаты, а затем и далеко за пределами столицы.

Главным художественным открытием Ушакова было так называемое живоподобие — сложная система живописных приемов, позволявших передавать объем, фактуру и цвет лиц, причем сам мастер и его современники создали особую теоретическую концепцию, объяснявшую эти нововведения. Из обширного художественного наследия Ушакова до нас дошло около полусотни подписных икон (бóльшая часть которых представлена на выставке), что достаточно много даже по меркам XVII столетия, не говоря уже о более ранних временах. Значительную роль мастер сыграл в становлении в России нового вида изобразительного искусства — гравюры по металлу.

Идея проведения выставки работ Симона Ушакова родилась почти 30 лет назад, однако выявление и изучение всех сохранившихся произведений, прежде всего подписных, а также исследование письменных источников потребовали долгой работы многих специалистов. В процессе подготовки выставки был впервые проведен масштабный комплекс технико-технологических исследований произведений Симона Ушакова из собрания Третьяковской галереи и других музеев. Это позволило изучить авторскую манеру письма Ушакова и выделить особые, свойственные только ему художественные приемы. Таким образом, выставка и фундаментальный каталог к ней станут первой демонстрацией результатов многолетних исследований, а также откроют публике творческое наследие знаменитого мастера во всем его многообразии.

На основе многочисленных документов, сохранившихся в архивах, исследователям удалось проследить творческий путь Симона Ушакова от знаменщика, по рисункам которого создавались различные изделия в Серебряной палате и в мастерских золотного шитья, до ведущего мастера Оружейной палаты. Эти документы свидетельствуют о широком круге обязанностей иконописцев того времени: Симон Ушаков не только создавал иконы и расписывал храмы, но и исполнял рисунки для шитья и других видов прикладного искусства, украшал царские палаты, гравировал, рисовал карты и планы. В отличие от иконописцев предшествующих столетий, Симон Ушаков и его современники подписывали работы, указывая имена всех мастеров, трудившихся над иконой. Подпись воспринималась как подтверждение личной ответственности художника за качество произведения.

В экспозиции собраны все лучшие работы Симона Ушакова. Часть ранних икон, относящихся к 1650-м — началу 1660-х годов, выполнена в традиционной манере, однако среди них есть и первые образцы "живоподобного" стиля, созданные для московской церкви Троицы в Никитниках. В их числе самая ранняя икона Спаса Нерукотворного (ГТГ) — это любимая тема, к которой художник обращался много раз на протяжении всей своей жизни. Именно этот образ позволял применить и отработать новые живописные приемы, приблизиться к натуральности изображения. До последнего времени икона Спаса из церкви Троицы в Никитниках находилась под частичной записью XVIII–XIX веков, однако к выставке она была раскрыта, причем в процессе раскрытия удалось обнаружить фрагменты оригинальной авторской надписи с датой: 1661 год (а не 1658-й, который читался в надписи XIX века).

Реставрационные исследования позволили уточнить датировку еще одной иконы из церкви Троицы в Никитниках — знаменитого "Древа государства Московского" (ГТГ), которое, как оказалось, было создано не в 1668-м, а в 1663 году. Примечательно, что новая дата написания иконы оказалась значительно ближе к представлениям об эволюции творческой манеры мастера, сложившимся в процессе исследований.

К 1660-м годам, когда Ушаков перешел в иконописную мастерскую Оружейной палаты, относятся работы, в которых стали широко применяться новые принципы письма: с помощью многослойных плавей, мелких мазков, дающих плавный переход одного тона в другой, мастер внедрял светотеневую моделировку в трактовке ликов. Блестящими образцами зрелой "живоподобной" манеры мастера являются две местные иконы из иконостаса церкви Григория Неокесарийского на Большой Полянке — "Христос Вседержитель" (ГИМ) и "Богоматерь Киккская" (ГТГ), созданные в 1668 году, а также небольшой образ Спаса Нерукотворного 1673 года (ГТГ), находившийся в ризнице Троице-Сергиевой лавры, — он тоже был расчищен к выставке от слоя потемневшей олифы. Кроме того, в 1660-х — начале 1670-х годов мастер стал использовать в интерьерах и пейзажах элементы линейной перспективы, что хорошо заметно на иконе "Святая Троица" 1671 года (ГРМ), созданной по заказу греческого купца Николая Николеты.

Несмотря на живописное новаторство, Ушаков на протяжении всего своего творческого пути придавал особое значение традиционным сюжетам и образам, о чем свидетельствуют не только многочисленные изображения Спаса Нерукотворного, но и списки с прославленных богородичных икон — таких как Владимирская, Казанская, Донская и другие. Вместе с тем он не оставался чужд и иконографическим поискам, самым ярким примером которых стала уникальная программа иконы "Древо государства Московского" — своеобразной аллегории богоустроенного православного царства, прославленного многочисленными святыми и находящегося под непосредственным покровительством Христа и Богоматери.

На протяжении 1670-х — первой половины 1680-х годов Ушаков был ведущим мастером Оружейной палаты и, как свидетельствуют документы, нередко выступал руководителем крупных и ответственных заказов, к исполнению которых привлекалось множество иконопицев. На иконах этого времени нередко появляются записи об участии в работе учеников мастера, однако даже в тех случаях, когда подобные надписи отсутствуют, можно предположить, что значительную часть работы выполняли ученики — особенно если речь идет о больших по размеру иконах. Выявить индивидуальные особенности их манеры непросто, поскольку разработанный Ушаковым стиль стал фактически обязательным для изографов Оружейной палаты.

На выставке кроме икон самого Симона Ушакова экспонируются наиболее известные работы его прямых учеников (среди которых были такие мастера как Георгий Зиновьев, Михаил Милютин и, возможно, Феодот Ухтомский). Особый раздел выставки составляют иконы, которые более не считаются написанными самим Ушаковым, — от произведений, почти полностью утративших авторскую живопись в результате поновлений, до явных подделок с фальшивыми надписями, созданных в другие эпохи. Их сравнение с подлинными работами мастера позволяет лучше ощутить своеобразие его индивидуальной творческой манеры.

Наряду с художественными произведениями на выставке экспонируются архивные документы, среди которых челобитные, написанные мастером царю Алексею Михайловичу.

Имя Симона Ушакова привлекало внимание многих поколений исследователей. Однако уже в трудах ученых XIX — начала XX веков наметились две противоположные оценки его творчества: одни считали его выдающимся художником, создателем нового стиля, реформатором, боровшимся с низким качеством ремесленного производства икон, другие — чуть ли не главным виновником гибели "священных традиций", проводником европейских влияний, в конечном счете уничтоживших эстетическое и духовное своеобразие русской иконописи.

Между тем очевидно, что Симон Ушаков был человеком своего времени, отразившим в своем творчестве исторические и культурные процессы XVII столетия. Улучшение качества и приемов иконного письма, стремление к "живоподобной" передаче ликов и фигур святых в глазах мастеров этого времени не были новшеством, а воспринимались как возвращение к идеалу, освященному преданием и канонами Церкви. Таким образом, новая концепция "живоподобия" рождалась из стремления не нарушить традицию, а следовать ей возможно более точно. Однако в итоге именно поиск наиболее адекватных средств выражения приводил к реформированию изобразительного языка, к появлению тех самых новых приемов, которые определили своеобразие не только индивидуальной творческой манеры Ушакова, но и стиля мастеров Оружейной палаты в целом.

К выставке подготовлена образовательная программа. Опубликован 528-страничный иллюстрированный научный каталог, включающий описания почти всех подписных и датированных икон Ушакова, некоторых приписываемых ему произведений и избранных работ его учеников, а также статьи ведущих исследователей творчества мастера и публикации результатов технико-технологических исследований.

 

Поддержка проекта

Анатолий НОВИКОВ

  

Информационная поддержка