Образование:

Ирина Рубанова "Уход"

Эта ретроспектива задумывалась как юбилейная, а вышла — поминальной. Вайда любил показывать свои фильмы в Москве, вообще в России. Любил встречаться с русскими коллегами, ценил Александра Сокурова, боготворил Киру Муратову. Теперь он больше не приедет, не привезет свой новый фильм. В это трудно поверить, но поверить придется. "Осиротели мы", — сказал мой коллега, известный критик Сергей Лаврентьев. И вправду осиротели.

Теперь свое сиротство мы будем лечить воспоминаниями и просмотрами вайдовских фильмов.

Сегодня первое такое поминание.

Оглядываясь назад, восхищаешься зоркости и глубине проникновения в драму человека, оказавшегося на перепутье истории; поражаешься силе и искренности сопричастности кинематографиста страданиям его героев, восхищаешься ясностью и красотой их изображения. Темы и лица в картинах Вайды, как правило, польские, но только польскими их назвать категорически нельзя: они — общие. Его искусство принадлежит его народу, но в такой же мере нам всем.

И благодарение небесам, что он так много, так неправдоподобно много успел. Он ушел в 90 лет. Но сделанного им хватило бы на три таких долгожития: без малого 50 кинофильмов плюс около дюжины телевизионных; почти полсотни театральных спектаклей, поставленных в Польше, Германии, Франции, Швейцарии, Японии, России, США, Швеции; два музея национального значения, созданных им (третий продолжает создаваться); Школа кинорежиссуры Анджея Вайды, также придуманная и руководимая (руководившаяся) им, где молодых людей с дипломом киновуза или какого-то другого гуманитарного вуза готовили к работе над дебютной картиной. Эти люди тоже осиротели. Смерть Анджея Вайды может приостановить вступление молодых в профессию.

Уход Вайды, кроме всего прочего, означает конец нынешней эпохи великих творцов. Когда-то еще придет новая плеяда…

Ирина Рубанова