Музей:

В.В.Кандинский (1866–1944). Композиция VII. 1913

По аналогии с музыкой Кандинский различал в своем искусстве импровизации и композиции. И в отличие от импровизаций, предполагающих спонтанность выражения, композиции были результатом длительной работы и представляли синтез зрительного опыта.

"Композицию VII" Кандинский написал за четыре дня (25—28 ноября 1913 года), но ей предшествовало более 30 эскизов — рисунков и акварелей. По рентгенограммам этой картины можно судить, что многие элементы и формы в своей основе также имеют предварительный рисунок, и художник с самого начала программировал общую композицию как партитуру для живописных вариаций.

По размерам и общей структуре "Композиция VII" почти идентична "Композиции VI" из Эрмитажа, но они отличаются друг от друга по цветовому решению и характеру форм. В картине из Третьяковской галереи доминируют умиротворяющее центростремительное движение и круговые ритмы. В картине из Эрмитажа центр исчезает, а острые формы разлетаются в разные стороны.

Художник не прокомментировал "Композицию VII", но он оставил свои суждения по поводу "Композиции VI", и первое, на что он обращал внимание — это наличие двух центров. Чтобы вырваться из привычной системы координат, Кандинскому потребовалось нарушить иерархии "верха" и "низа", "центра" и "периферии", "главного" и "маргинального". В "Композиции VII" центр все-таки существует, но он сдвинут к левому нижнему углу картины, и вокруг этого центра формируются еще несколько сложных комплексов из линий и пятен, которые также могут раскрыться в качестве потенциальных центров для новой композиции. Поэтому картины Кандинского значительно опережают эпоху модернизма и предвосхищают собой модели современного глобального мира.    

Ни одна из форм в "Композиции VII"  не имеет четких границ и способна войти в орбиту других форм. Поэтому зритель каждый раз имеет возможность увидеть другую композицию и, более того, стать ее исполнителем, меняя дистанцию, улавливая новые сочетания элементов и новые ритмические ходы.

 



См. также: